lestvitsa.ru

Как сделать конференцию звонков

Как сделать конференцию звонков 988
Как сделать конференцию звонков 947

     Краткое предисловие автора.

     Как и прошлый мой рассказ «Медсестра Таня», этот тоже посвящен

     инфантилизму. Но в отличие от того рассказа этот написан в другом

     жанре: распространенном на Западе «Age Regression». Если интересно

     почитать похожие произведения, можете посмотреть сайт ararchive. com.

     На русском языке ничего подобного, по крайне мере с инфантилистским

     уклоном еще не читал.

     Главный герой превращается из взрослого человека в беспомощного

     ребенка — заветная мечта любого инфантилиста. Ну и заново проживает

     детство, продолжая мыслить по взрослому. Секса или эротической стимуляции в рассказах о возвращении в детство понятно нет. Кощунство. Мягкое родительское доминирование и принуждение присутствуют в избытке. Поскольку секса и эротики в обычном понимании нет, только фетиш (детский), рассказ во многом похож на другие чисто фетишистские рассказы, например о клизме.

     

     «В 25 лет люди обычно не стесняются, а скорее наоборот, — с досадой подумал я, выходя из кабинета врача, — Рвутся демонстрировать противоположному полу все свои интимные места» Не то, чтобы демонстрировать у меня было нечего, да и в целом я был довольно активным и общительным человеком, но стеснительность так и осталась на уровне 13-летнего подростка. Подруги своей я, понятно, ничуть не стеснялся. А вот всех остальных представительниц прекрасного пола... Особенно молоденьких медсестер в медицинских учреждениях, куда мне время от времени, к сожалению, приходилось обращаться: из-за своего слишком «активного» образа жизни и связанных с ним травм — в основном переломов.

     Я сел в машину и переложил валявшийся на пассажирском сиденье ноутбук назад. «Пора бы перестать таскать его с собой» — подумал я, вспомнив, что с сегодняшнего дня у меня начался отпуск. Каких-то особенных планов у меня не было. Максимум двухдневная поездка на рыбалку. Да и отпуск я в этот раз взял короткий — всего неделю. Самое обидное, что этот отпуск мне предстояло провести в одиночестве. Разумеется, мы с подругой запланировали отпуска на одно время, но буквально за пару дней до ухода ее неожиданно пригласили на важную научную конференцию. Подруга моя разумеется не могла отказаться, тем более от поездки за границу. Да и отношения наши, если честно, стали в последнее время несколько прохладными.

     В-общем, дома меня никто не ждал, возвращаться туда не хотелось, и я начал подумывать, а не совершить ли небольшое автомобильное путешествие. С этими мыслями я и выехал на шоссе. Из динамиков слышалось добротное жесткое техно. «Самая драйверская музыка» — подумал я, добавляя громкость. Спортивные шины отлично держали дорогу. Я агрессивно переключал передачи, пытаясь выжать все из турбированного мотора.

     Попутчиков я не подбирал. Не потому что незнакомые люди быстро надоедали мне своими праздными разговорами. Просто они у меня в машине долго не выдерживали. Как правило до первого взгляда на стрелку спидометра, приближавшуюся к отметке 200. По-другому эту машину было водить невозможно.

     Я наслаждался новеньким только что заасфальтированным шоссе, которое почему-то было абсолютно пустым. Спидометр показывал 180, из динамиков орало жесткое техно... Что еще нужно для счастья? Добавляя газ на выходе из очередного поворота, я заметил вдалеке одинокую человеческую фигурку. «На гаишника с жезлом не похоже, — подумал я, — Да и их здесь отродясь не бывало» Постепенно я смог различить в стоящей на обочине фигурке светловолосую девушку. Непонятное чувство подсказывало мне остановиться и я включил правый поворотник. Подъехав поближе, я понял, что чутье меня не обмануло. Девушка была не только прекрасно сложена, но и ослепительно красива. Светлые волосы, голубые глаза на пол-лица, смешной курносый носик, а главное подкупающая улыбка.

      — Ой, спасибо, что остановились! — улыбнулась девушка, нагнувшись к открытому мной пассажирскому окну, — Что-то странное сегодня творится. Полчаса уже стою и ни одной машины.

      — Куда ехать? — поинтересовался я.

      — Да тут недалеко, — загадочно сказала девушка, — Километров пять, не больше. Я покажу.

      — В мою-то хоть сторону? — с улыбкой спросил я.

      — Конечно в Вашу, — засмеялась девушка.

      — Садитесь, — улыбнулся я.

     Девушка села в машину. Я, как зачарованный, не мог оторвать от нее взгляд.

      — Василиса, — улыбнулась попутчица.

      — Михаил, — представился я, втайне радуясь удачному стечению обстоятельств.

     Подруга уехала на свою конференцию, и тут эта прекрасная незнакомка. Мой отпуск определенно начал складываться.

      — Родители наверно помешаны на сказках? — попытался пошутить я.

     Василиса в ответ звонко засмеялась. Что-то в ее смехе меня насторожило. Еле заметные насмешливые нотки. Но я не придал этому значения. На пассажирском месте сидела девушка моей мечты.

      — Вы это, не разгоняйтесь, — сказала Василиса, когда я собрался переключиться на третью, — Видите вон ту проселочную дорогу? Нам как раз на нее нужно съехать.

     Перспектива езды на низкопрофильной резине по ухабам и кочкам меня мало устраивала, но сейчас я был готов на все. Лишь бы находиться рядом с Василисой.

      — Сюда? — спросил я, сворачивая на проселочную дорогу, — Кстати, может перейдем на «ты»? А то как-то неловко.

      — Ага, — кивнула Василиса, — Сворачивай сюда.

     Не помню, о чем мы болтали десять минут, пока ехали по проселочной дороге. Главное, что рядом со мной сидела ослепительно красивая девушка.

      — А теперь налево, — неожиданно попросила Василиса.

      — В лес? — удивился я.

      — Тут недалеко, — сказала Василиса со странной улыбкой.

     Я подумал, что она просто хочет срезать угол, проехав через лес. Да и лесная дорога была совсем не страшной и в целом достаточно ровной и проходимой для спортивного автомобиля.

      — В самом деле, где еще жить Василисе Прекрасной, как не в сказочном лесу, — улыбнулся я.

     Мы довольно долго плутали по лесу и я начал беспокоиться. Василиса, разумеется, была совсем не похожа на маньяка-убийцу, но что-то определенно было не так.

      — Тут уже совсем рядом, — с виноватой улыбкой сказала Василиса.

     Девушка меня не обманывала. Буквально через минуту мы въехали на большую поляну, посередине которой стоял ветхий дом. «Избушка егеря что-ли? — подумал я, — Кто еще в лесу может жить?»

      — Забавная архитектура, — засмеялся я, присмотревшись к домику повниматеьней.

      — Архитектура? — непонимающе посмотрела на меня Василиса.

      — Не притворяйся, — сказал я, — Ты прекрасно знаешь, о чем я.

     Теперь было понятно, как у Василисы появилось ее довольно редкое имя. Родители девушки точно свихнулись на русских народных сказках. Еще бы, построить посреди леса точную копию избушки на курьих ножках. В голову лезли похабные анекдоты типа «Избушка, повернись ко мне задом»...

      — Ты только на меня не обижайся, ладно? — сказал я Василисе, — Я сказки уже давно перестал читать.

     Остановив машину у избушки, я тоже вышел, чтобы размяться. Наблюдая, как удаляется от меня Василиса, я в панике пытался придумать, как ненавязчиво попросить у нее телефон.

      — Миша, — неожиданно обернулась девушка, — Что же я в дом-то тебя не пригласила? Может ты с нами покушаешь? Бабушка так вкусно готовит.

     Ошеломленный, я отказывался верить своему счастью.

      — Так ты с бабушкой живешь? — только и нашел я, что сказать.

      — Ага, с бабушкой, — подтвердила Василиса, — Зайдешь к нам?

      — Я действительно ...

 голодный, — улыбнулся я и зашагал к домику.

     Есть мне ни капельки не хотелось, потому что было еще рано, но отказаться от Василисиного предложения я, понятно дело, не мог. Мы поднялись на крыльцо и зашли вовнутрь, оказавшись в прихожей, также служившей кухней. Я огляделся по сторонам. Обстановка была несколько мрачновата и впрямь напоминала жилище Бабы Яги.

      — Ой, а кого это ты привела? — послышался скрипучий старческий голос и я увидел в дверном проеме сгорбленную бабку.

     «Так вот ты какая, Баба Яга» — вертелось у меня на языке, но я промолчал.

      — Это Миша, — представила меня Василиса, — Он меня подвез на своей машине.

      — Вот и хорошо, — улыбнулась бабка, обнажив гнилые зубы, — Молодец, что гостя в дом пригласила. Гостей у нас давно не было.

      — А что у нас сегодня на обед, бабушка? — поинтересовалась Василиса.

      — Грибной супчик, внученька, — ответила бабка, — Грибочки я собрала отменные. Все как на подбор. И супчик решила сварить.

     Бабка засуетилась у большой белой печи. Я с удивлением подумал, что в этом доме нет нормальной газовой плиты, как наверное и остальных признаков цивилизации.

      — Да вы садитесь за стол, деточки, — сказала бабка скрпипучим голосом, — Сейчас я вам налью супчик.

     Мы сели за грубый деревянный стол.

      — Бабушка так вкусно готовит, — улыбнулась Василиса, — Я уверена, тебе понравится.

     Старуха тем временем налила тарелку аппетитно пахнущего супа и дала ее Василисе. С моей порцией она почему-то возилась у печи намного дольше. Уже получив тарелку, я из вежливости подождал, пока она нальет суп себе и сядет к нам за стол.

      — Ну как тебе бабушкин супчик? — поинтересовалась Василиса, когда я начал есть.

      — Вкусно, — сказал я.

     За исключением странного привкуса грибной суп действительно был очень вкусным.

      — Я же говорила, что тебе понравится, — улыбнулась Василиса.

     Разговор за обедом был довольно странным. Даже не разговор, а просто бесконечный рассказ старухи, как она няньчилась с Василисой и ее братьями-сестрами, когда те были маленькими.

      — Давно я уже маленького ребеночка на руках не держала, — пожаловалась бабка, — Жду, когда у Василисушки детки появятся.

     Василиса бросила на бабку недовольный взгляд.

      — Так хочется с малышами поняньчиться, — вздохнула старуха.

     Я лениво ее слушал, чувствуя, что меня все больше и больше клонит в сон. Сначала я не придал этому большого значения. Списал на общую усталость, потому что рано встал, чтобы успеть сделать кучу дел. Но слабость начала усиливаться и у меня опять появилось неприятное чувство, что что-то явно не так.

      — Ой, как Мишенька устал с дороги, — сказала старуха, когда я непроизвольно зевнул, — Может постелить тебе, внучек, тут на печи?

     «Какой я тебе, ведьма, внучек?» — хотелось сказать мне.

      — Я наверное пойду, — сказал я и попытался встать из-за стола. Предчувствие подсказывало мне, что надо убегать из этой избушки и как можно быстрее.

     К моему удивлению, мне не удалось встать со стула.

      — Не понял, — вырвалось у меня и я удивился, что мне трудно даже говорить, такой сильной была слабость.

     Василиса обеспокоенно на меня посмотрела и неожиданно у нее вспыхнули щеки, как будто она о чем-то догадалась. Теперь я уже точно знал, что что-то было не так.

      — Опять ты за свое, бабушка! — негодующе сказала Василиса старухе.

     Бабкин рот расплылся в зловещем оскале и я почувствовал, как волосы у меня встают дыбом.

     Вспомнив, как долго она возилась с моей тарелкой, я неожиданно догадался, что она туда что-то подсыпала.

      — Кара, уду, чира, вук, — начала нараспев говорить старуха, как будто читала заклинание.

     У меня все поплыло перед глазами и я почувствовал, что отключаюсь.

     Пробуждение было тяжелым, как после наркоза. Я с удивлением обнаружил, что лежу на каком-то столе. Память возвращалась короткими обрывками. Сначала я узнал в склонившейся надо мной девушке Василису. Еще через полминуты до меня дошло, где я собственно нахожусь.

      — Маечку надо наверное заправить в колготки, — улыбнулась Василиса.

     Я удивленно посмотрел на девушку, пытаясь понять ее слова.

      — Что произошло? — спросил я Василису слабым голосом, поразившись, как он звучит.

      — Сейчас я тебе, Миша, все объясню, — виновато сказала девушка, — Так нехорошо получилось. Извини, что я тебя во все это вовлекла.

      — Во что вовлекла? — недоумевающе посмотрел я на Василису.

      — Я честно не хотела, — сказала она, — Ну откуда мне было знать, что у старой ведьмы на уме.

      — Так ты скажешь мне, что случилось? — раздраженно спросил я, снова удивившись звуку собственного голоса.

      — Заколдовала она тебя! Вот что случилось! — возмущенно сказала Василиса.

      — Заколдовала? — удивился я, пытаясь понять, что это означает.

      — Совсем старая из ума выжила! — продолжала возмущаться девушка, — Маленького ребеночка ей видите-ли захотелось.

     Окончательно запутавшись, я тупо уставился на Василису. Какое колдовство? Какой ребеночек? Почему я лежу на ихнем кухонном столе? И как я вообще на этом столе поместился? Он же вроде был не такой уж и большой.

      — Сейчас принесу зеркало и ты все поймешь, — сказала Василиса и куда-то ушла.

     Через минуту она вернулась с овальным настенным зеркалом довольно внушительного размера.

      — Готов? — спросила она, хитро улыбнувшись, — Только в обморок пожалуйста не падай.

     Василиса подняла надо мной зеркало. Я конечно не был готов к тому, что увижу. Из зеркала на меня испуганно смотрел розовощекий малыш примерно четырехлетнего возраста. Моей первой мыслью было то, что никакое это не зеркало. Я поднял голову, чтобы осмотреть себя. Зеркало меня не обманывало. Все было точно так же, как в отражении: маленькое детское тело, салатовые колготки и желтенькая маечка с забавным рисунком. Я принялся разглядывать свои руки. Так и есть: маленькие пальчики, как у четырехлетнего ребенка. И тут до меня начало доходить все сказанное Василисой. Я действительно попал в избушку на курьих ножках. В которой жила самая настоящая Баба Яга. Другого, научного объяснения своего превращения в ребенка у меня не было.

      — У нас даже одеть тебя было не во что, — вздохнула Василиса,

      — Хорошо, что я вспомнила, что на чердаке стоит коробка с моей старой детской одеждой. Там в основном все на девочку, но вот эти колготки и маечку мальчики тоже могут носить, правда?

     Я еще раз взглянул на свои салатовые колготки. Если бы не спокойный тон Василисы, буднично обсуждавшей заурядные вещи типа детской одежды, я наверное потерял бы рассудок от того, что мой мир перевернулся с ног на голову.

      — Ты только потише, — сказала Василиса, — Бабка спит. Она всегда дрыхнет после обеда.

     Девушка неожиданно нагнулась и подняла с пола голубые джинсы. Это были мои джинсы. Точнее джинсы 25-летнего мужика, которым я был еще час назад. Василиса пошарила в одном кармане джинсов и вытащила оттуда ключи от машины и мобильник. Вслед за этим она извлекла из второго кармана мой бумажник.

      — Я не дам ей тебя мучить, — твердо сказала девушка, — Вставай! Быстрее пошли отсюда!

     Василиса помогла мне встать со стола и мы побежали к двери. Добежав до машины, девушка открыла заднюю дверь.

      — На заднее сиденье! — приказала мне Василиса.

     С обидой вспомнив, что ... маленьким детям не положено сидеть спереди, я не без труда забрался в машину. Василиса захлопнула мою дверь и быстро села на водительское место. В следующую секунду я услышал звук стартера. Судя по тому, как ловко девушка обращалась с разными кнопками и переключателями, она знала мою машину, как свои пять пальцев. Впрочем в своей нынешней ситуации я уже не удивлялся абсолютно ничему.

      — Сейчас я тебе кое-что объясню, — сказала Василиса после двух минут быстрой езды, — Заклинание это действует только неделю. Впрочем, если бы я тебя у бабки не забрала, она бы продолжала каждую неделю превращать тебя в малыша. Или во что-то другое по своему вкусу.

      — А она нас не найдет? — с опаской спросил я.

      — Она уже наверное о тебе забыла, — усмехнулась Василиса, — А вот мне долго отсутствовать нельзя. Меня она обязательно начнет искать.

      — И куда мы сейчас направляемся? — поинтересовался я.

      — К тебе домой, — будничным тоном сообщила Василиса, — У тебя же там никого нет. Подруга уехала на неделю в командировку.

      — Откуда ты знаешь? — удивился я.

      — Не забывай, что у нас в избушке есть такое информационное устройство, как хрустальный шар, — засмеялась девушка, — Кстати, хочешь знать свой точный возрваст? Тоже с помощью хрустального шара определила.

      — Четыре года? — хмыкнул я.

      — Четыре года и один месяц, — поправила Василиса.

     Я представил себе хрустальный шар — сказочный аналог современного компьютера.

      — А на метле ты летать умеешь? — поинтересовался я на полном серьезе.

      — Я к сожалению ничего не умею, — призналась Василиса, — Ни колдовать, ни на метле летать.

     Несколько минут стояло молчание.

      — Смотри, Миша, что получается, — неожиданно начала объяснять Василиса, — Я тебя должна отвезти в город, но у тебя там никого сейчас нет. И даже если бы твоя Оля была дома, я бы тоже не смогла ей тебя оставить. Сейчас я объясню почему.

     Я почувствовал, что Василиса собирается сказать что-то важное.

      — Никто не должен знать, что с тобой произошло, — пояснила девушка, — Иначе так и останешься заколдованным.

     Василиса переключила передачу.

      — И со мной тебе тоже оставаться нельзя, — добавила она, — Потому что мне надо вернуться домой, чтобы старая карга не заподозрила чего-то неладного.

      — Что же мне тогда делать? — спросил я.

      — Есть два варианта, — сказала Василиса, — Няня и круглосуточный садик. Но в любом случае помни, что никто не должен ни о чем догадаться. Только тогда колдовское заклятие исчезнет. Где-то через неделю.

      — Значит мне нужно провести неделю с незнакомыми людьми и они ничего не должны заподозрить? — уточнил я.

      — Ты все правильно понял, — подтвердила Василиса, — И тогда заклятие само пройдет. Уснешь вечером ребенком, а утром проснешься взрослым человеком.

     Остаток пути прошел в молчании. Мне не пришлось показывать Василисе дорогу, потому что она, разумеется, знала, где я живу. Она знала обо мне абсолютно все.

     Припарковав машину у подъезда, девушка зачем-то взяла с заднего сиденья мой ноутбук.

      — Поищу по интернету круглосуточный садик, — пояснила она мне, — Думаю, что детский садик — это самый лучший вариант.

     Мы вошли в мою квартиру и Василиса сразу же села с ноутбуком на диван. Я сел рядом, наблюдая за ее действиями. Василиса, хоть и жила вдали от цивилизации, была явно на «ты» с Интернетом. Уже буквально через полминуты на экране ноутбука был список всех детских садиков нашего города с круглосуточной группой. Девушка достала из кармана мой мобильник и начала обзвон садиков.

      — Да что это такое! — раздраженно сказала она после десятка звонков, — Почему нигде нет мест?

     Василиса снова вернулась к обзвону детских садиков и через несколько звонков ей наконец повезло.

      — А можно прямо сейчас привести? — поинтересовалась девушка, обрадованная, что наконец нашла для меня садик.

     Судя по ее скисшему лицу ответ был отрицательным.

      — Почему нельзя? — спросила Василиса, — Как это вы детей на полдня не принимаете?... Ну пожалуйста... Нет. Откуда у нас справка из детской поликлиники... Понятно. Во-первых нужна справка, а во-вторых вам нужно время, чтобы подготовиться к приему ребенка. Хотя я, если честно не понимаю, к чему там готовиться.

     Полминуты Василиса внимательно слушала. Потом она зачем-то взяла со стола мой бумажник и принялась вытаскивать из него разные пластиковые карточки.

      — Одуванчиков, — прочитала Василиса мою фамилию с одной из карточек, — Михаил Анатольевич... Дата рождения? 25 июня 2003 года... Да, четыре года... Принести с собой запасную одежду? И теплую тоже? Конечно принесу. Даже куртку.

     Поговорив по телефону еще минуту, девушка положила трубку.

      — Теперь надо найти вашу районную детскую поликлинику, — сказала Василиса, — Не хотят пускать без справки.

     Быстро набрав что-то на клавиатуре ноутбука, девушка снова взяла в руки телефон. Я понял, что она собралась звонить в детскую поликлинику. Поначалу в поликлинике отказывались нас принять, ссылаясь на занятость участкового врача, но Василисе удалось их уговорить, объяснив ситуацию с садиком.

      — Надо быть в поликлинике в 5:30, — сказала она мне, — Только кто тебя туда поведет? Не говоря уже о том, чтобы сегодня весь день посидеть. В садик только завтра, а мне с тобой сейчас максимум на два часа остаться можно. Иначе бабка начнет беспокоиться.

     Василиса обхватила голову руками и сидела так около минуты.

      — Как же я про Наташку забыла, — неожиданно улыбнулась она.

     Я улыбнулся, что даже у живущей в лесу внучки Бабы Яги были городские подружки. Почему бы и нет.

      — Алё, Наташа? — сказала девушка, набрав на мобильнике нужный номер, — Ага, это я, Василиса... Слушай, такое дело. Двоюродная сестра оставила мне на день своего сынишку. Такой славный карапуз... Так чего я тебе звоню-то. У меня экзамен в час. Ну не тащить же малыша в институт. Я просто не знаю, что делать.

     Улыбка на лице Василисы сменилась довольно унылым выражением.

      — Значит ты не можешь с ним посидеть? Что, никак? — спросила Василиса, — А кто может?... Знаешь одну подругу? Дай мне ее номер... Понятно. Значит эта девчонка-старшеклассница подрабатывает летом тем, что сидит с маленькими детьми... Спасибо, я ей прямо сейчас позвоню.

     Попрощавшись с подругой, Василиса тут же начала набирать другой номер.

      — Лена? — улыбнулась она, когда ей ответили на другом конце провода, — Мне подруга дала твой номер. Сказала, что ты сидишь с малышами... Ага, надо посидеть с моим... Сколько ребенку? Четыре... Нет, с ним нужно всего один день посидеть... Да, сегодня... Тут такое дело. Не до вечера, а до завтрашнего утра. Потому что я только утром вернусь... Говоришь, не вопрос? Вот и славненько... Когда придти? Как можно скорее... Да, через полтора часа будет нормально.

     Василиса продиктовала Лене мой адрес.

      — Нашла тебе няню, — облегченно вздохнула девушка и посмотрела на часы, — Ну что? У нас сейчас есть полтора часа. Успеем съездить в «Детский мир»? Купить тебе одежду и все остальное. Не говоря уже о том, что к Лениному приходу квартира должна выглядеть так, как будто тут давно живет семья с маленьким ребенком.

     Отложив ноутбук в сторону, девушка взяла меня за руку и потащила в прихожую.

     Мы домчались до «Детского мира» буквально за пять минут, благо магазин ... был совсем рядом.

      — Хорошая вещь — машина, — сказала Василиса, направляясь со мной к магазину, — Мы сейчас столько всего накупим!

     Я помнил «Детский мир» совсем другим. Зайдя с Василисой вовнутрь, я удивился, каким современным стал магазин Василиса взяла покупательскую тележку и посадила меня в специальное детское кресло сверху.

      — Где тут у них отдел одежды? — нерешительно огляделась по сторонам девушка, потому что явно была в магазине в первый раз, — Ага, на втором этаже.

     Мы поднялись на лифте на второй этаж. Василиса быстро нашла стеллаж с одеждой для мальчиков и начала быстро выбирать и бросать в тележку разную одежду: маечки, трусики, колготки.

      — Теперь в отдел для малышей, — решила Василиса после того, как мы расплатились за одежду, — За подгузниками и всем остальным.

     Я недоумевал, зачем мне в четырехлетнем возрасте нужны подгузники, но не стал спрорить с девушкой. Подойдя к нужному прилавку, Василиса принялась изучать разные типы памперсов.

      — Все памперсы такие дорогие, — пожаловалась девушка и я понял, что она не хочет тратить мои деньги, — Наверное потому что импортные.

      — Все одноразовые подгузники дорогие, — согласилась продавщица, — Из дешевого только марля.

      — Ага, — засмеялась стоящая рядом молодая мама с коляской, — Если хочешь подешевле, придется по-старинке складывать из марли треугольные подгузники.

      — Тогда дайте мне кусок марли побольше, — попросила продавщицу Василиса.

      — Вот такой? — спросила продавщица, вытащив на прилавок большой кусок марли, — Тут на три детских подгузника хватит.

      — У вас есть еще один такой же кусок? — спросила Василиса, — Я бы тут у вас полмагазина скупила. Так все нравится.

     Продавщица выжидающе посмотрела на Василису.

      — Дайте две пустышки, — попросила девушка, — Ага, вот эти. Голубенькую и желтую.

     Продавщица извлекла наверх маленькую коробочку с сосками.

      — Пожалуй, возьму еще вот эту погремушку, — засмеялась Василиса, — А интересно, что вон в той белой коробке?

      — Это одноразовые мокрые салфетки, — объяснила продавщица, — Для подмывания.

      — А подешевле ничего нет? — спросила Василиса.

      — Есть, — улыбнулась продавщица, — Вот этот набор мягких тряпочек. Там еще внутри флакончик специального жидкого мыла.

      — То что нужно, — кивнула Василиса, — Теперь принадлежности для купания: вот эту губку, а также специальное детское мыло и шампунь.

      — Возьмите вот этот шампунь, — посоветовала продавщица, поставив на прилавок большую бутылку, — Он не щиплет глазки.

      — И обязательно детский крем от опрелостей, — добавила Василиса.

      — Это не у нас, — заметила продавщица, — Это вон там, в аптечном отделе.

      — Кстати, а это что за коврик? — неожиданно поинтерсовалась Василиса.

      — Вот этот? — уточнила продавщица, — Это непромокаемый мягкий мат стелить на пеленальный столик.

      — Давайте, — улыбнулась Василиса.

     Расплатившись и сложив все вещи в тележку, Василиса покатила ее по направлению к аптечному отделу, который был в другом конце магазина. Проходя мимо отдела игрушек, Василиса решила тоже туда зайти. На этот раз девушка не думала об экономии. Она заполнила купленными игрушками чуть ли не всю тележку.

      — Держи, автолюбитель! — сказала она со смехом, вручив мне игрушечную машинку.

     Мы подошли к аптечному отделу.

      — Дайте мне детский крем от опрелостей, — сразу попросила Василиса.

      — Возьмите вот этот, — посоветовала продавщица, протягивая девушке голубой тюбик — Очень хороший крем.

      — Не сомневаюсь, — усмехнулась Василиса, — При такой-то цене. Дороговато мазать ребенка после каждого пожмывания.

      — Ну что вы, — улыбнулась продавщица, — После подмывания пользуются вазелином или детским маслом. А лекарственным кремом только один раз в день — обычно после купания.

      — Тогда я вазелин с детским маслом тоже возьму, — решила Василиса

     Василиса на мгновение задумалась и я понял, что она хочет купить что-то еще. Мне по-прежнему было непонятно, зачем мне нужен крем от опрелостей. Василиса явно помешалась на детских принадлежностях. Уж не забыла ли она, что мне сейчас не полгода, а целых четыре.

      — Дайте еще детский градусник, — попросила девушка.

      — Обычный или ректальный? — сказала продавщица.

      — Какой? — удивленно спросила Василиса,

      — Ректальный, — с улыбкой повторила продавщица, — Который ставят в попу.

      — Конечно, давайте ректальный, — сказала Василиса, — Малышам только так температуру и мерюят. И еще я возьму клизму.

      — Какую из этих спринцовок? — спросила продавщица, показав рукой на несколько лежавших на прилавке резиновых баллончиков.

      — Вот эту, побольше, — попросила Василиса.

     Василиса расплатилась и направилась к выходу из магазина.

      — Самое главное забыла! — неожиданно спохватилась она, резко остановив тележку, — Горшок.

     Девушка быстро нашла нужный отдел и начала выбирать для меня горшок. Мне хотелось провалиться под землю от смущения. Остановив наконец свой выбор на светло-салатовом пластмассовом горшке, Василиса водрузила его на гору наваленных в тележку вещей. Неожиданно она что-то заметилла впереди и быстро покатила туда тележку.

      — Так и хочется купить тебе детскую кроватку, — сказала Василиса, проходя мимо рядов детской мебели, — Но непонятно как домой везти, хоть мы и на машине.

      — Обычно в разобранном виде в багажник машины помещается, — сказала подошедшая к нам продавщица, — Мы же продаем мебель в виде комплектов, которые требуют сборки.

      — Тогда я конечно куплю, — обрадовалась Василиса.

      — Возьмите вот эту, — посоветовала продавщица, — Тут в комплекте с кроваткой идут матрас, подушка и постельное белье, включая клеенку.

      — Клеенку — это обязательно! — засмеялась Василиса, — Только как я все это до машины донесу?

      — Ну что Вы, — сказала продавщица, — Не надо ничего нести. Вы сейчас за все заплатите, а потом подгоните машину ко входу и наши грузчики вам все вынесут. Надо только показать чек.

      — Какой сервис! — улыбнулась Василиса.

     Василиса заплатила за кроватку и мы теперь уже окончательно направились к выходу из магазина. У самых дверей девушка задержалась у стенда с периодикой и купила несколько глянцевых журналов по уходу за ребенком.

      — Положу на журнальный столик, — пояснила она мне, — Чтобы сразу было видно, что у тебя в квартире живет заботливая мама

     Мы вышли из магазина. Продавщица мебельного отдела нас не обманула. Грузчики действительно вынесли купленные товары к машине и даже помогли погрузить все в багажник. Василиса завела машину и мы поехали домой.

     Дома Василиса сразу же начала разворачивать свертки и раскладывать все по местам. Купленные для меня игрушки девушка просто кинула на пол. Я сел на ковер и после ознакомления со всеми игрушками принялся строить из кубиков высокую башню, удивляясь, что мне в самом деле нравится играться с примитивными вещами вроде кубиков. Василиса тем временем занялась сборкой из мебельного комплекта детской кроватки. Девушка ловко управлялась с отверткой и гаечным ключом, и весь процесс сборки занял ... у нее не больше десяти минут.

      — Обязательно постелим клеенку, — улыбнулась девушка, начав стелить мне постель, — Чтобы не замочил матрас, если описаешься.

     После кроватки Василиса решила разложить стоящий у окна стол-книгу, чтобы сделать из него пеленальный стол.

      — Все должно напоминать детскую комнату, — пояснила она мне, — С детской кроваткой и пеленальным столом. Чтобы ни у кого не возникло сомнений, что тут живет маленький ребенок.

     Выложив на стол бутылочки, баночки, и остальные принадлежности по уходу за малышами, Василиса чуть ли не минуту просто стояла и любовалась своей работой.

      — Надо приготовить ужин, — неожиданно спохватилась девушка, — Чтобы Лена тебе потом его просто разогрела.

     Василиса отправилась на кухню. Я продолжал играться с кубиками, чувствуя, что мне все сильнее хочется по-маленькому. Когда позв писать стал совсем нестерпимым, я быстро встал и побежал в туалет. Там меня ждало жестокое разочарование. Я с обидой понял, что не могу пользоваться унитазом.

     Я вернулся в комнату и нашел купленный в «Детском мире» горшок. К моему счастью Василиса по-прежнему была на кухне. Я встал перед горшком и, спустив колготки с трусами, начал писать. Машинально посмотрев вниз и увидев, что было у меня в руках, я подумал, что не смогу называть это иначе как детским словом «писька». Осознавать это в 25 лет было довольно грустно.

     Пописав в горшок, я решил, что надо отнести его в туалет и вылить в унитаз, чтобы избавиться от постыдных «улик», но услышав приближающиеся шаги, быстро сел на ковер к своим игрушкам. Я старался не показывать виду, что что-то произошло, но девушка сразу заметила наполненный горшок.

      — Пописал в горшочек? — ласково спросила она меня, — Какой молодец!

     Я густо покраснел. Василиса взяла мой горшок и отнесла его в туалет. Неожиданно раздался звонок в дверь.

      — Наверное Лена, — услышал я из прихожей Василисин голос.

     Послышался скрип входной двери.

      — Здравствуйте, — сказал незнакомый молодой голос.

      — Лена? — спросила Василиса.

      — Она самая, — ответила незнакомая девушка.

      — Проходи, — пригласила Василиса.

     Пару минут девушки болтали в прихожей и потом наконец вошли в комнату. Лена была совсем юной. На вид ей можно было дать не больше шестнадцати лет. Она была во многом похожа на Василису, наверное из-за таких же светлых волос и курносого носика.

      — Так вот какой Ваш карапуз, — улыбнулась Лена, направившись ко мне, — Я с такими большими еще не сидела. Обычно моя специализация — это грудные малыши.

      — Давай на «ты» — предложила Василиса Лене и неожиданно повернулась ко мне, — Кстати, что должен сказать воспитанный мальчик?

      — Здравствуйте, — смущенно пролепетал я.

      — Здравствуй, — ласково улыбнулась Лена, присев рядом со мной на ковер, — Как тебя зовут?

      — Миша, — тихо ответил я.

      — А это тётя Лена, — представила девушку Василиса, — Вот и познакомились.

      — Меня можно звать просто по имени, — засмеялась Лена, — Без «тёти».

      — Сколько тебе? — поинтересовалась Василиса, — 15?

      — Угадала, — улыбнулась Лена.

      — Осенью пойдешь в девятый класс? — спросила Василиса.

      — Угу, — кивнула Лена, — В девятый.

     Василиса начала вводить Лену в курс дела и показывать, где все лежит.

      — А как у нас обстоят дела с мокрыми штанишками? — неожиданно поинтересовалась Лена.

      — Не без этого, — вздохнула Василиса, вогнав меня в краску, — И обкакаться тоже может.

      — И часто он это делает? — спросила Лена.

      — Пару раз в неделю случается, — ответила Василиса, — А мокрые штанишки у нас обычно каждый день бывают.

     Я не понимал, зачем Василисе понадобилось придумывать небылицы о моих мокрых штанишках. Неожиданно до меня дошло, что она специально обидно врет, что я писаю и какаю себе в штанишки, чтобы у Лены даже не возникло сомнений, что перед ней маленький ребенок. «Уж не ожидает ли она, что я должен подтвердить всю эту репутацию?» — с обидой подумал я.

      — А ночью? — не унималась Лена.

      — Ночью у нас вообще беда, — сказала Василиса, — Почти каждое утро просыпается мокрым.

      — Ай-яй-яй, — покачала головой Лена, — Ничего, я прослежу, чтобы ребенок вовремя ходил на горшок.

     Девушки обсуждали меня еще минут пять. Слушая их, я не знал, куда деться от смущения.

      — Совсем забыла тебе сказать, — неожиданно спохватилась Василиса, — Мишу нужно отвести в детскую поликлинику к 5: 30-ти.

      — Зачем, — удивленно спросила Лена, — Он что, заболел?

      — Разве такой крепыш может заболеть? — улыбнулась Василиса, — Нам просто нужно пройти медосмотр. Чтобы дали справку, которая требуется для приема в садик.

      — Хорошо, отведу, — согласилась Лена, — К участковому врачу, да?

      — Ага, — кивнула Василиса, — Ты там в регистратуре спросишь и они сразу скажут, куда идти.

     Василиса посмотрела на часы и встала с дивана.

      — Ну я пошла, — сказала она.

     Все вышли в прихожую. Наблюдая, как Василиса быстро обувается, я почувствовал, как мои глаза стали мокрыми. Мне так не хотелось, чтобы девушка уходила.

      — Будь хорошим мальчиком и слушайся Лену, — сказала Василиса, поцеловав меня в лоб.

     Увидев, как за ней закрылась входная дверь, я не выдержал и заревел.

      — Не надо плакать, солнышко, — ласково сказала Лена и взяв меня за руку, отвела в комнату.

     Я снова уселся на ковер и начал играться со своими игрушками. Лена присела на диван и достав из кармана мобильник, начала набирать какой-то номер.

      — Привет, Светка, — сказала девушка в трубку, — Слушай, я не могу пойти сегодня с вами на озеро... Ничего не случилось. Просто попросили посидеть с одним малышом... Тоже скажешь. Тащить его с собой.

     Судя по телефонному разговору, Ленина подруга уговаривала ее поехать на озеро.

      — Где эта квартира находится? — улыбнулась Лена, — В двух шагах от тебя... Я понимаю, что это рядом с озером... Говоришь 15 минут на автобусе?... Нет, ну ты от меня не отстанешь... Конечно скучно просто так в квартире сидеть... Ладно, уговорила... Сейчас приедешь? Тогда записывай адрес.

     Лена продиктовала в телефон мой адрес и я понял, что скоро у нас появятся гости.

     Девушка ушла на кухню. Я был рад, что она не обращает на меня внимания. Прошло около получаса и мне снова захотелось писать. Я подошел к горшку и уже собрался спустить колготки, но тут раздался звонок в дверь.

      — Привет, Ленка! — сказал незнакомый девичий голос, когда Лена открыла дверь.

      — Привет, Света, — поздоровалась Лена, — Проходи в комнату. Сейчас я покажу тебе малыша.

     Услышав, что девушки направляются ко мне в комнату, я отпрыгнул от горшка и сел на ковер к своим игрушкам. «Как некстати пришла эта Света» — подумал я, потому что меня мучил острый позыв по-маленькому.

      — А вот и Миша, — представила меня Лена своей подруге, когда они зашли в комнату.

      — Такой забавный карапуз! — улыбнулась Света.

      — Сейчас поставлю мальчишку перед горшком, — сказала Лена, посмотрев на часы, — Миша у меня будет ходить на горшок по расписанию. А то его мама жаловалась, что он постоянно мочит штанишки.

     Лена подошла ... ко мне и, потянув за руку, заставила встать с пола.

      — Надо пописать в горшочек, — сказала она, подталкивая меня к стоящему посередине комнаты горшку, — Надеюсь, такой большой мальчик знает, как это делать?

     Я промолчал, чувствуя, что краснею от смущения.

      — Ну что ты стоишь? — нетерппеливо спросила Лена, подвинув к моим ногам детский горшок, — Спускай колготки и писай!

     Света тоже подошла ко мне и ласково улыбнулась, вызвав ответную улыбку.

      — Будем знакомиться? — сказала мне Ленина подруга, — Меня зовут Света, а тебя?

      — Миша! — промямлил я.

      — И сколько нам лет? — ласково спросила меня Света.

      — Четыре, — пролепетал я.

      — Уже большой, — улыбнулась Света, — И что, до сих пор не знаешь, зачем нужен горшок?

     Дрожа всем телом, я чувствовал, что почти не могу сдерживать нестерпимый позыв.

      — Ты хочешь по-большому или по-маленькому? — спросила меня Лена, заставив покраснеть еще больше.

      — Наверное по-маленькому, — засмеялась Света, — Судя по тому, как мальчишка скрестил ноги.

      — Если хочешь по-маленькому, надо просто спустить штанишки и пустить струйку в горшочек, — с улыбкой сказала Лена, — Ну а если по-большому, тогда полностью снимай штанишки и садись на горшок.

     Я молчал, смущенно уставившись в пол.

      — Давай, Миша! — повысила голос Лена, — Спускай колготки и писай в горшок! Или ты собираешься терпеть, пока не описаешься?

      — В самом деле так стоит, как будто вот-вот описается! — со смехом добавила Света.

      — Сейчас сама сниму тебе колготки! — заявила Лена, — И не отдам пока не пописаешь в горшок!

      — Подожди, — попросила Света, — Давай дадим Мише шанс самому все сделать.

      — Хорошо, — согласилась Лена, — Подождем еще пару минут. Но потом я церемониться с мальчишкой не собираюсь.

     Лена уселась на диван, а Света подошла к столу у окна и удивленно пощупала лежащий там мат для пеленания... Я сдерживался из последних сил, чтобы не описаться.

      — Это специальный непромокаемый мат, который стелят на пеленальном столе, — объяснила Лена подруге.

      — Хочешь сказать, что это пеленальный стол? — удивилась Света, — Мишу что до сих пор пеленают?

      — Не пеленают, а подмывают! — с улыбкой поправила подругу Лена, — После мокрых и грязных штанишек. Судя по рассказу Мишиной мамы, он у нее частенькописает и какает в штанишки.

     Лена тоже подошла к «пеленальному столу», который еще час назад был обычным столом-книгой.

      — Ребенка удобнее всего подмывать на таком столе, — пояснила Лена, — Укладываешь на спинку, задираешь вверх ножки, и тщательно везде моешь с мылом.

     Не в силах больше терпеть острый позыв, я начал писать. Чувствуя, как горячее мокрое пятно быстро расползается у меня между ног, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

      — Смотри, Ленка! — закричала Света, показывая на меня пальцем, — Твой мальчишка только что описался!

      — Ну вот, дождались, — вздохнула Лена, — Заговорилась я тут с тобой, а надо было насильно раздеть сорванца и посадить на горшок.

      — Теперь уже поздно! — со смехом сказала Света, — Только посмотри, как он писает в колготки.

      — Как не стыдно! — сказала Лена, подходя ко мне поближе.

      — Такой большой мальчик уже не должен мочить штанишки! — присоединилась Света.

     Весь красный от смущения, я продолжал пускать горячую струю себе в колготки.

      — Чуть ли не полчаса уговаривали, чтобы сходил на горшок, а он вместо этого описался! — возмущенно сказала Лена, — У меня даже полуторагодовалые малыши вовремя просились на горшок. А тебе, Миша, уже четыре, и до сих пор мочишь штанишки.

     Мне было так стыдно и неприятно стоять в мокрых колготках, что я не выдержал и заплакал. Не обращая на мой рев ни малейшего внимания, Лена принялась бесцеремонно щупать меня между ног.

      — Какой мокрый! — улыбнулась она, — Надо быстренько нести на стол и подмывать.

     Лена взяла меня подмышки и отнесла на пеленальный стол. Сидя на столе, я бросил быстрый взгляд в окно и густо покраснел, вспомнив, что моя квартира находится на первом этаже. Стол, на который меня только что посадили, стоял у самого окна, и я понял, что всем во дворе будет прекрасно видно мое подмывание. Как назло, две гулявшие там молодые мамы с колясками остановились как раз напротив нашего окна. Заметив, как они со смехом что-то обсуждают, показывая в наше окно пальцами, я покраснел еще больше.

      — Внимательно смотри и запоминай, — сказала Лена подруге, — Чтобы знала, что делать, если тебя оставят с маленьким ребенком и он описается.

     Девятиклассница осторожно уложила меня на спину. Почувствовав, как она взялась за мои колготки, я вцепился в них обеими руками.

      — Что, зайчик, так и хочешь оставаться в мокрых колготках? — насмешливо спросила меня Лена, — Или все таки дашь себя раздеть?

      — Давай я тебе помогу, — сказала Света и насильно убрала мои руки.

     Заметив, как Лена снова потянулась к моим колготкам, я дернулся, пытаясь освободить руки, но Света их крепко держала.

      — И с чего это мальчишка так капризничает, когда его раздевают? — удивилась Света, — Неужели в четыре года уже стесняется?

      — Тоже скажешь! — засмеялась Лена.

     Пользуясь тем, что Света крепко держала мне руки, Лена без труда стянула с меня колготки.

      — И зачем тебе мама одела под колготки трусики? — вздохнула она, снимая с меня вслед за колготками мокрые трусы, — Хотя это не мне, а ей их стирать придется.

      — Такой хорошенький, когда лежит без штанишек! — захихикала Света, — Может еще и маечку снять, чтобы оставить совсем голышом?

      — Зачем? — удивилась Лена, — Она же у мальчишки сухая. А вот трусики ему одевать явно не стоило.

      — Почему? — спросила Света.

      — Малышам трусики под колготки обычно не одевают, — пояснила Лена, — Только детям постарше, которые самостоятельно ходят на горшок.

      — Не понимаю, о чем ты, — с недоумением посмотрела на подругу Света.

      — Ну что тут непонятного? — вздохнула Лена, — Только лишнюю вещь стирать, если ребенок описается.

     Девушки принялись рассматривать меня между ног, заставив еще больше смутиться.

      — Кто тут лежит без штанишек? — ласково спросила Лена, легонько ткнув меня пальцем в пупок.

      — Такой смешной карапуз, — засмеялась Света, — Лежит на этом столе, как грудничок, которому меняют пеленки.

     Смеющиеся девушки продолжали рассматривать меня еще пару минут, обидно сравнивая с грудным малышом.

      — Хватит любоваться мальчишкой, — сказала наконец Лена, — Пора его подмывать.

     Лена вышла из комнаты, оставив меня под присмотром Светы. Вскоре я услышал, как девятиклассница включила в ванной воду. Вода из крана лилась довольно долго. Наконец Лена вернулась в комнату с платмассовой миской в руках.

      — Отключили у них горячую воду что-ли? — недоуменно сказала Лена, поставив наполненную водой миску на стол, — Так и не дождалась, пока нагреется и набрала холодную.

      — С таким большим от холодной воды ничего не случится, — заметила Света.

      — Я тоже так думаю, — согласилась Лена, — Даже грудных детей можно подмывать холодной ... водой. Если конечно не боишься, что малыш пустит струйку.

      — Как это пустит струйку? — удивленно спросила Света.

      — Ты что, никогда не видела, как малыши писают во время подмывания? — засмеялась Лена.

      — Неа, — мотнула головой Света.

      — Малыши обычно пускают струйку, когда их подмывают холодной водой, — объяснила Лена, — Я в одном журнале прочитала, что дети так реагируют на холодные прикосновения между ножек. Особенно мальчики.

     Лена принялась изучать набор мягких тряпочек, купленный в «Детском мире» с остальными детскими принадлежностями. Выбрав одну из тряпочек, девушка окунула ее в миску с водой.

      — Если ребенок только описался, как Миша, проще начинать спереди, — пояснила она, — И уже потом попу и ножки. А если наложил кучу в штанишки, тогда конечно начинаешь подмывать с самого грязного — попы.

     Лена начала намыливать свою тряпочку.

      — В принципе мальчиков можно подмывать в любой последовательности, — сказала она, — И не очень при этом осторожничать. Мальчикам во время подмывания практически невозможно никуда занести инфекцию.

      — Так интересно, — улыбнулась Света, — Выходит мальчиков подмывать проще.

      — Не знаю, — сказала Лена, — Я не очень любит подмывать мальчишек. У них же куча всяких мелочей между ножек. Писюнчик с яичками и разные складочки. И все обычно такое грязное, особенно если карапуз обкакался.

      — Миша у нас к счастью только описался! — засмеялась Света.

      — Все равно много возни, — вздохнула Лена, — Надо тщательно помыть с мылом каждый укромный уголок у ребенка между ножек.

     Представив, как она сейчас начнет протирать меня между ног, я густо покраснел.

      — Берешь тряпочку в правую руку, — пояснила Лена, — А левой рукой прижимаешь ножки ребенка к столу, чтобы не ерзал. Вот так.

     Сильная взрослая рука схватила обе мои лодыжки и прижала их к столу. В следующую секунду холодная тряпочка коснулась моего живота.

      — Моем все, что ниже пупка, — пояснила Лена подруге, щекотно намыливая меня своей тряпочкой.

     Посмотрев на Свету, я заметил, что та во все глаза наблюдает за действиями подруги.

      — Устала держать мальчишке ножки, — вздохнула через пару минут Лена, — Это с грудными малышами легко, а такого попробуй удержи, когда начинает ерзать и вырываться.

      — Давай я подержу карапуза, — предложила Света, — Чтобы у тебя обе руки были свободны.

      — Я как раз хотела тебя об этом попросить, — сказала Лена, — Можешь вытянуть ребенка на столе за ручки и ножки? И крепко держи, чтобы не мог пошевелиться.

     Света распластала меня на столе, как ее просила подруга.

      — А что я нашла у Миши между ножек! — засмеялась Лена, — Его маленький писюнчик!

      — Такой забавный розовый хоботок! — улыбнулась Света.

      — Берешь двумя пальцами за самый кончик, — пояснила Лена, — И вытягиваешь вверх. Вот так.

     Вынужденный терпеть Ленины манипуляции с моей писькой, я не знал куда деться от смущения.

      — Теперь тщательно обтираешь со всех сторон, — продолжила Лена — И вокруг писюнчика тоже.

     Я почувствовал, что покрываюсь гусиной кожей от острой щекотки. Оставив наконец мою письку в покое, Лена взяла другую тряпочку и сполоснула ее в воде.

      — Ннадо протереть везде мокрой тряпочкой, чтобы смыть мыло, — объяснила она Свете.

     Полминуты Лена старательно протирала мне мокрой тряпочкой те же места, где только что она меня намылила. Когда она дошла до моей письки, девушки снова принялись хихикать. Я вздохнул с облегчением, когда Лена наконец попросила Свету больше не держать меня за руки и ноги.

      — Спереди помыли, — сообщила Лена, — Теперь задираем ножки вверх, чтобы заняться Мишиной попой.

     Я не успел опомниться, как Лена одним рывком задрала мои ноги вверх, прижав колени к груди.

      — Видишь, как я уложила ребенка? — сказал она Свете, — Надо задирать ножки вверх до упора. Чтобы у малыша было все открыто между ними. От писюнчика и до дырочки в попе.

      — Даже сама дырочка немножко приоткрылась! — засмеялась Света.

     Словно в подтверждение ее слов я не удержался и громко пукнул. Девушки дружно засмеялись.

      — Теперь, когда я заставила мальчишку полностью открыться между ножек, я могу трогать и протирать его, где хочу, — сказала Лена.

      — Так смешно выпятил вперед мошонку, — засмеялась Света, — Как напоказ.

      — Сейчас я займусь этим маленьким мешочком у мальчишки между ножек! — сказала Лена, намыливая тряпочку.

     В следующую секунду что-то холодное щекотно коснулось моей мошонки.

      — Хорошенько протираешь карапузу яички со всех сторон, — комментировала Лена.

      — Только посмотри, как мальчишка начал дрыгать ножками и вырываться, когда ты принялась ему там намыливать, — засмеялась Света, — Когда ты мыла Мишу спереди, он так не ерзал.

      — Мальчики не любят, когда им моют мошонку, — улыбнулась Лена, — Потому что там у них самое щекотное место.

      — Так отчаяянно пытается вырваться! — сказала смеющаяся Света, показывая на меня пальцем, — Неужели все мальчики так боятся щекотки?

      — Ничего, я его крепко держу, — сказала Лена, — Теперь ты понимаешь, зачем я так сильно задрала малышу вверх ножки? Чтобы он никак не мог увернуться от моей тряпочки.

     С трудом вытерпев мучительно острую щекотну еще полминуты, я вздохнул с облегчением, когда Лена положила свою тряпочку на стол.

      — Теперь ножки и ягодички, — сообщила Лена, — Попа у карапуза сейчас чистая, потому что он всего лишь пописал, но я все равно ему там помою. Чтобы показать тебе, как это делается.

     Заново намылив тряпочку, Лена накинула ее мне на попу. Я сжался от испуга, почувствовав, как чужой палец бесцеремонно нащупывает через тряпочку мою чувствительную дырочку.

      — Когда моешь малышу попу после того, как он сходил по-большому, надо обязательно запихнуть тряпочку вовнутрь, — пояснила Лена.

      — Что, прямо в дырочку? — удивилась Света.

      — А куда еще? — засмеялась Лена, пропихивая свой палец вовнутрь, — Вот так, мизинцем.

     Я испуганно замер и приготовился зареветь, но Лена быстро вытащила свой палец наружу.

      — Как грязно! — улыбнулась она, демонстрируя подруге тряпочку, — Плохо мама моет Мише попу!

     Холодная тряпочка начала скользить между моих ягодиц вверх и вниз, заставив меня поежиться от щекотки.

      — Ну вот и все, — объявила Лена через минуту, положив намыленную тряпочку на стол и взяв оттуда другую, — Осталось только смыть мыло.

     Мне снова пришлось терпеть, пока Лена целую минуту протирала меня между ног. Я вздохнул с облегчением, когда она наконец положила тряпочку на стол, но Лена почему-то не торопилась опускать мои ноги вниз.

      — Надо чем-то помазать между ножек, — сказала она Свете, — Я где-то тут на столе видела бутылочку с детским маслом.

      — Вот эту? — спросила Света, протянув Лене бутылочку с прозрачной жидкостью.

      — Спасибо, — поблагодарила девятиклассница.

     Лена взяла бутылочку с детским маслом и плеснула мне между ягодиц противной тягучей жидкостью. В следующую секунду чужая ладонь щекотно заскользила вверх-вниз между моими половинками. Неожиданно Лена остановила свой палец на моей чувствительной дырочке и бецеремонно углубилась ... вовнутрь.

      — Зачем ты это сделала? — спросила Света.

      — Будет лучше какать! — засмеялась Лена, быстро вытащив палец у меня из попы.

     Я едва сдерживался, чтобы не зареветь от обиды, что девятиклассница делает со мной, что хочет.

      — Теперь мошонку, — сказала Лена, — Вот этот маленький розовый мешочек.

     Неожиданное прикосновение холодных пальцев к мошонке заставило меня вздрогнуть.

      — Особенно тщательно надо мазать вот тут, за яичками, — пояснила Лена, нестерпимо щекотно намазывая меня детским маслом.

     Лена как будто специально делала все медленно, чтобы подольше помучить меня щекоткой.

      — Так забавно наблюдать, как ты возишься с голеньким мальчишкой, — засмеялась Света. — Карапуз просто не может спокойно лежать на месте, когда ты начинаешь трогать ему яички.

     Лена засмеялась вместе с подругой. Помучив меня еще полминуты, она наконец опустила мои ноги вниз.

      — А теперь помажем спереди, — улыбнулась Лена, плеснув мне на живот детским маслом.

      — Займешься Мишиной маленькой писулькой? — со смехом поинтересовалась Света.

      — Писюнчик мальчикам обычно не мажут, — ответила Лена, — Просто обводишь вокруг одним пальцем и все. А вот складочками надо заняться всерьез.

     Лена начала щекотно мазать мне лобок и паховые складки.

      — Ну вот и всё! — сообщила она, закончив со мной возиться, — Пусть полежит минуту-две, чтобы впиталось масло и можно одевать.

     Лена села на диван и взяв с журнального столика один из купленных Василисой журналов, принялась его листать. Света продолжала стоять у стола, с улыбкой меня рассматривая. Вынужденный лежать перед ней голышом, я не знал куда деться от смущения.

     Вскоре вернулась к столу Лена. Я заметил у нее в руках голубые детские колготки. Я ожидал, что Лена поставит меня на ноги, но девушка начала одевать меня лежа, как грудного.

      — Интересно, почему всем малышам так высоко натягивают колготки? — с улыбкой поинтересовалась Света, когда Лена одела мне колготки, — Чуть ли не до груди.

     Девушки засмеялись и Лена сняла меня со стола. Я сразу же отправился на ковер к своим машинкам и кубикам. Девушки вышли из комнаты и я услышал, что они гремят на кухне посудой. Через несколько минут Лена позвала меня на кухню полдникать.

     На полдник было противное кипяченое молоко, правда с вкусным печеньем. Лена не отстала от меня, пока я не выпил всю чашку. Мы вернулись в комнату и Лена начала быстро складывать в большую сумку полотенца и другие вещи. Я догадался, что нам предстоит поездка на озеро. У Лены заняло меньше двух минут собраться. Еще через пять минут мы уже стояли на автобусной остановке.

     Дорога на озеро действительно оказалась очень короткой. Выйдя из автобуса на нужной остановке, мы направились к пляжу.

      — Видишь девчонок? — спросила Света у Лены, вглядываясь вдаль.

      — Кажется вон там, — сказала Лена, показав рукой в дальний конец пляжа.

     Пройдя через весь пляж, мы оказались у большого одеяла, на котором сидели три девушки.

      — А вот и мы! — сообщила всем Света, — Знали бы вы, чего мне стоило уговорить Лену выбраться на озеро.

      — Правильно, что уговорила, — сказала одна из девушек, — Нечего в такую погоду дома сидеть.

     Слушая вполуха разговор взрослых, я принялся украдкой рассматривать девушек. Рыжая Настя выглядела на пару лет старше Лены, а темненькая Оля была как минимум на год младше. Старше всех была Катя с грудным ребенком на руках.

      — Сколько уже твоему Сереже? — спросила Катю Света.

      — Нам уже девять месяцев, — гордо сообщила Катя и начала раздевать своего малыша.

     Катя быстро раздела своего сынишку догола и осторожно уложила его рядом с собой на одеяло

      — На удивление сухой! — засмеялась молодая Сережина мама, пощупав марлевый подгузник малыша, который она только что с него сняла.

      — Какой хорошенький карапуз! — улыбнулась Оля, — Можно его подержать?

      — Смотри, чтобы не пустил струйку! — засмеялась Катя, передавая Оле голенького малыша, — Он на руках у незнакомых людей это очень любит делать.

      — Ути-пути! — засмеялась Оля, взяв малыша на руки, — Какие мы серьезные!

      — А кого вы, девчонки, с собой привели? — неожиданно спросила Настя, — Лениного братика?

      — Какого братика! — засмеялась Лена, — Просто попросили посидеть с карапузом.

      — И как нас зовут? — с улыбкой спросила меня Настя.

      — Миша, — тихо сказал я.

      — Сколько ему? — поинтересовалась Оля.

      — Четыре, — ответила Лена, — Сейчас я Мишу тоже раздену.

     Девятиклассница наклонилась и принялась меня раздевать.

      — А где Мишины трусики? — улыбнулась Оля, когда Лена сняла с меня колготки.

      — Ничего с мальчишкой в четыре года не случится, если побудет на пляже голеньким, — сказала Лена

     Оказавшись голышом, я как обычно, начал стесняться и попытался прикрыться между ног.

      — Он у тебя что стесняется? — засмеялась Настя.

      — Не знаю, кто Мишу научил так прикрываться, — сказала Лена, мягко убрав мои руки, — Он вообще выглядит гораздо старше своего возраста. Такой умный взгляд. А видели бы вы, что он строит из кубиков. Целые города.

      — Если бы он еще вовремя ходил на горшок, — заметила Света, — Вместо того, чтобы мочить штанишки.

     Дружный смех девушек заставил меня покраснеть.

      — Я бы уложила сейчас Мишу рядом с Сережей, — предложила Оля, — Пускай вместе загорают.

      — Ага, пусть принимают вдвоем солнечные ванны, — согласилась Лена.

     Я неохотно лег на одеяло рядом с девятимесячным малышом и сразу перевернулся на живот, стесняясь лежать перед девушками голышом.

      — Кто тебе, Миша, разрешил переворачиваться? — повысила голос Лена и я почувствовал взрослую руку у себя на плече.

     Девятиклассница насильно перевернула меня назад на спину.

      — Полежи пока на спинке, как Сережа, — сказала Лена, — Чтобы загорел спереди.

      — Мальчики так забавно лежат рядом, — со смехом заметила Настя.

      — Я тоже не могу на них смотреть без улыбки, — согласилась Света, — Как мы двоих мальчонок рядом положили.

     Лежа перед девушками голышом, мне хотелось провалиться под землю от смущения. Лена потянулась к своей сумке и вытащила оттуда глянцевый журнал.

      — Тут такая интересная статья, как ставить маленькому ребенку клизму, — пояснила Лена, — Вот я ее сейчас и почитаю.

      — Правильно, почитай, — сказала Катя, — Чтобы все знать про эту процедуру. На случай, если она твоему Мише понадобится.

      — Если Миша у меня до вечера не сходит на горшок по-большому, точно поставлю клизму! — пообещала Лена.

     Девятиклассница уткнулась в свой журнал. Несколько минут царило молчание.

      — Так интересно, — неожиданно сказала Лена, оторвавшись от журнала, — Малышам ставят клизму лежа на спинке с задранными вверх ножками а детям постарше на боку. Только по-моему на спинке гораздо удобнее.

      — Конечно удобнее, — согласилась Катя, — Потому что в этой позе у ребенка полностью разжаты ягодички. Я даже своего старшего так держу, когда ставлю клизму. Потому что он тогда никак не может от меня прикрыться или увернуться.

      — Сколько твоему старшему? — поинтересовалась Настя у Кати.

      — Семь,...  — ответила Катя, — Дети в этом возрасте такие упрямые. Коля у меня даже после клизмы терпит. Впрочем, медсестра из детской поликлиники научила меня, как с этим бороться. Достаточно легонечко пощекотать ребенка, чтобы заставить его расслабиться.

     Лена отложила журнал в сторону.

      — В принципе довольно простая процедура, — сказала она, — Осторожно ввести спринцовку ребенку в попу и медленно выжать. А потом вынуть и быстро сжать ягодички, не давая покакать.

      — Я обычно держу так минуты две, — сказала Катя.

      — И что потом? — с улыбкой спросила Оля, — После двух минут со сжатыми ягодичками?

      — Как что? — засмеялась Лена, — Отпускаешь ягодички и быстренько сажаешь на горшок.

      — Я своих мальчишек никогда не сажаю, — сказала Катя, — Даже старшего. Они у меня все делают на столе. Какают на подложенную под попу марлечку лежа на спинке с задранными вверх ножками.

      — Представляю эту картину! — засмеялась Оля и вслед за ней остальные девушки.

      — И часто ты ставишь своим клизму? — поинтересовалась Лена.

      — Стараюсь не злоупотреблять, — ответила Катя, — К клизме прибегают только в самом крайнем случае. Когда не удается заставить ребенка покакать другими способами.

      — Ага, в этой статье тоже об этом написано, — вспомнила Лена, — Они рекомендуют сначала подразнить ребенку дырочку в попе наконечником клизмы или градусником. Часто таким простым приемом удается добиться нужного результата без всякой клизмы.

      — Я слышала, что многие мамы часто пользуются для этой цели градусником, — улыбнулась Настя.

      — Градусник — это мой самый лучший помощник! — засмеялась Катя, — Особенно намыленный.

     Девушки продолжали обсуждать разные детские процедуры еще несколько минут.

      — Ну что, пойдем купаться? — неожиданно предложила Оля.

     Настя, Света и Оля поднялись с одеяла.

      — Так хочется пойти с вами, девчонки, — призналась Катя.

      — Иди! — сказала Лена, — А я посижу тут и присмотрю за твоим малышом.

      — А Миша? — вопросительно посмотрела на Лену Свету.

      — Конечно берите его с собой, — улыбнулась Лена.

     Я нехотя встал и поплелся вслед за девушками к озеру. Вода была довольно холодной, но я быстро привык и начал плескаться вместе со всеми.

      — Вы тут на мелководье брызгайтесь, — улыбнулась Катя нам с Олей, — А я пойду туда, где поглубже, и поплаваю.

      — Может и мне пойти туда, где глубже, — задумалась Оля, — Попробую научить мальчишку держаться на воде.

      — Отличная идея, — засмеялась Катя, — Самое время учить Мишу плавать.

     Оля взяла меня на руки. Я с опаской наблюдал, как она заходит все дальше и дальше в озеро. Девушка остановилась, когда вода дошла ей до груди.

      — Положи на животик, — подсказала стоящая рядом Катя.

      — Вот так? — спросила Оля, укладывая меня в воде, — Ну давай, солнышко, плыви. Дрыгай в воде ножками. Не бойся, я же тебя держу.

     Я задрыгал в воде ногами, как меня просила Оля.

      — Как у Миши хорошо получается! — улыбнулась Катя.

      — Может попробуем по-лягушачьи? — сказала Оля, — Знаешь, как лягушата плавают?

      — Давай я ему покажу, — улыбнулась Света, — Смотри, Миша. Лягушата вот так плавают.

     Света начала показывать мне нужные движения.

      — Сейчас я поудобнее возьму мальчишку, — сказала Оля и бесцеремонно залезла рукой мне между ног, обхватив ладонью письку с мошонкой.

      — Понял, что нужно делать? — спросила меня С


Как сделать конференцию звонков 935
Как сделать конференцию звонков 22
Как сделать конференцию звонков 931
Как сделать конференцию звонков 8
Как сделать конференцию звонков 458
Как сделать конференцию звонков 890
Как сделать конференцию звонков 148
Как сделать конференцию звонков 113
Как сделать конференцию звонков 357
Как сделать конференцию звонков 967
Как сделать конференцию звонков 490
Как сделать конференцию звонков 38
Как сделать конференцию звонков 518
Как сделать конференцию звонков 696
Как сделать конференцию звонков 227
Как сделать конференцию звонков 432

Советуем почитать

  • Сделано своими руками для кухни
  • Вязание шапок с двойной резинкой
  • Как сделать краску для фестиваля красок в домашних условиях
  • Как самому сделать тачки
  • Как сделать застежку самим